История рода Симанских

История Симанских.

 

С Псковской землёй тесно связаны представители многих известных русских родов. Один из них — Симанские. Это древний дворянский род, из которого вышло немало блетящих военных и государственных деятелей. В дальнем родстве с Симанскими были А. С. Пушкин, и М. Ю. Лермонтов. Но прежде всего он известен в связи с именем Алексея I (Симанского) — русского патриарха.

Первое упоминание о Симанских на Псковщине относится к первой половине 16 века.

Историю Симанских в Островском уезде, как правило, отсчитывают, начиная с 18 века. Существует предположение, что земля под Островом была выменяна на гловские владеня.

Первым островским помещиком, имя которого встречается в документальных источниках, явдяется Лука Исаакович, правнук Кузьмы Никифоровича. Но устроителем села Екатерининское считается его сын Александр Лукич.

Александр Лукич был женат на Екатерине Григорьевне Волковой, которая была моложе его на десять лет и родила ему четверых детей. Александр Лукич поселяется с нею и с маленьким сыном в Островском уезде и обустраивает усадьбу, которой даёт имя любимой жены.

Умер А. Л. Симанский в 1810 г. Владелицей становиться его жена.

У Екатерины Григорьевны и Александра Лукича было пять сыновей: Николай, Владимир, Лев, Александр, Лука.

Поле смерти матери, усадьба перешла в наследство Луке. Он погиб в 1828 году.

Далее усадьба перешла ко Льву. О Льве сведений не найдено, кроме того, что он был действительным статским советником.

Ещё один сын Симанских — Владимир. К нему после смерти матери и переходит имение.

Что же представляют собой в это время владения помещика 4 класса

В. Симанского? За ним числилось сто душ крестьян да дворовых людей и принадлежало около ста десятин земли, несколько деревень, среди которых деревня Кремово с вотчинными владениями в 3 двора и 28 человек, обширный парк, оранжерея и сама усадьба. Недалеко от последней была харчевая, ближе к реке Великой стояла кузница. Имение Симанских состояло в приходе городской церкви Покрова Пресвятой Богородицы находящейся на расстоянии 1 версты. Поскольку оно отделялось от неё рекой Великой, то во время весеннего разлива семейство со своими людьми, которых в это время начитывалось 32 человека, не имело возможности бывать в церкви, особенно во время половодья. Эти обстоятельства и подвигли Симанского на решение построить каменную церковь в своём уезде на месте часовни на кладбище с тем, чтобы здесь могла совершаться служба как для поминовния усопших, так и для него с семейством и для его людей. В 1838 г. он обратился в Псковскую Духовную Консисторию с соответствующим прошением.

 

 

Родословие Симанских

Спасо — Казанский женский монастырь.

В 1842 г. строительство церкви было начато, а в 1845 г. закончено.

22 октября она освящена во имя Спаса Нерукотворного.

По архитектурному стилю церковь относилась к позднему провинциальному классицизму. В плане она имела крест с вытянутыми западными и восточным концами.

На восьмерике основного объёма с расположенными по всем сторонам и отрытыми внутрь притворами — гранёный купол, увенчанный, в свою очередь, небольшим глухим восьмериком с перехватом. Храм был отштукатурен и имел традиционный для Псковщины белый цвет. Вокруг него была построена из известняка и также побелена ограда с воротами.

В «Летописи г. Острова и его уезда» сохранились описания некоторых наиболее ценных икон, принадлежавших храму. Среди них ионы Святого Иоанна Предтечи, Казанской Божьей Матери. 

В 1870 г. Церковь Спаса Нерукотворного была подновлена.

После смерти Владимира на плечи его сына Павла Симанского ложиться попечение о церкви, которая отходит к нему с центральной частью имения.

У Владимира Александровича и Екатерины Андреевны было четверо детей: Андрей, Николай, Павел и Ольга.

Как наследник храмосоздателя Владимира Александровича Симанского, принявший во владения Екатерининское с церковью Спаса Нерукотворного, Павел Владимирович беспокоился и о выполнении воли покойного отца, выраженной в духовном завещании, об устройстве при храме небольшой богадельни для приёма в ней «восьмерых увечных мужчин». В 1895 г. вместе со своим племянником Владимиром Андреевичем, отцом будущего патриарха Алексея I, он решает вместо богадельни, «не представляющей из себя какого-либо самостоятельного учреждения», устроить женскую общину и выражает готовность принести ей в дар часть земельных владений с находящимися на них постройками.

В середине августа 1897 г. Состоялось торжественное открытие женской общины. На нём присутствовало много духовенства, в том числе столичного. Среди гостей был знакомый и духовник П. В. Симанского о. Иоанн Кронштадский. Приехал на праздник вместе с братьями и студент 2 курса университета Сергей Владимирович Симанский (Алексей I).

Настоятельницей новой общины была назначена матушка Руфина.

В1907 г. Казанская община преобразовывается в монастырь. Событие это произошло 16 июля по строму стилю.

Перед революцией в Екатерининском собрались многие из Симанских в надежде пережить смутное время, но весной 1918 г. имение опустело.

Монастырь тоже не на много пережил господ Симанских. Своё существование официально он прекратил сразу после революции, однако, по воспоминаниям старожилов, в годы Великой Отечественной войны ещё был действующим. В военные годы в нём, как и в других зданиях левобережья, размещался погранотряд. С приходом немцев на его территории, в здании, где находились кельи сестёр, был организован концлагерь. Многие пленные были расстреляны у монастырской стены. Сюда же собирались, устраивая обвалы на рынке, и молодежь для работы на торфоразработках.

После войны священники были арестованы. В монастыре был организован военный, а затем товарный склад.

В послевоенные годы в г. Остров приезжал Алексий I. Можно предположить, что это было в 1946 г. во время посещения г. Пскова с целью освящения Троицкого собора в 1946 г., однако в «Отчёте о работе Уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви …по Псковской области» об этом не упоминается.

В конце 20 века Симанское оказалось окончательно заброшенным и начало стремительно разрушаться. Церковь уже практически руинирована. Ограда с воротами хоть и разрушаются, но ещё поддерживают вид бывшего монастыря с правобережья. В двухэтажном деревянном доме, на удивление сохранившемся, кельи монахинь приспособлены под жилые помещения, в которых разместились люди. Монастырский двор используется под огороды и хозяйственные нужды. Установить, где именно находились захоронения, сейчас невозможно, так как некоторые из сохранившихся памятников были сброшены в фундамент недостроенной Казанской церкви. Утеряны, соответственно, и места захоронений самих владельцев имения.

По рассказам старожилов, в народе сохранилось предсказание Иоанна Крондштадского о том, что монастырь после периода разрушений вновь будет восстановлен и в нём будет возобновлена духовная жизнь с небольшим количеством сестёр. Предсказания сбылись. Монастырь востанавливливают под чутким руководством матушки Маркеллы.